Марина (dinasovkova) wrote,
Марина
dinasovkova

Category:

"Серебряное копытце" Марины Успенской

Ох, мечта-мечта моя! Обещают, что скоро будет в продаже))




Оригинал взят у red_balls в "Серебряное копытце" Марины Успенской

У нас иногда бывают внезапные книги. И вот сейчас сдали в типографию (и надеемся получить к выставке) еще одну книгу, которую до этого не объявляли.
А дело было так.
Мы отправляли в Питер для наших коллег материалы  по нескольким  книгам  с иллюстрациями Марины Успенской. И среди них была она...  Когда мы увидели оригиналы, то... видимо, что-то очень грустное было в наших глазах, а иллюстрации были столь хороши, что начальство оставило эту книгу в нашей редакции, а мы пообещали, что сделаем ее быстро-быстро.
Эта книга "Серебряное копытце" Бажова с великолепными иллюстрациями Марины Успенской в самой первой редакции 1952 года.



Для художницы Марины Успенской это была первая самостоятельная книга. И может поэтому она так непохожа на остальные ее работы. Книга вышла в 1952 году в Детгизе, впоследствии художница сдела вариант этих иллюстраций в черно-белом виде, существовал также вариант книги, когда цветные иллюстрации печатались как черно-белые. Впоследствии Успенская еще неоднократно обращалась к сказкам Бажова, так в 1959 году вышел сборник "Живинка в деле", а в 1973 году художница создала совсем другой вариант иллюстраций к "Серебряному копытцу"

И несмотря на то, что эти иллюстрации может быть слишком обособленны в творчестве художницы, слишком отличные от ее последующих работ, они прекрасны своей выразительностью, своей реалистичностью, своей искренностью, своим пониманием и вживанием в текст Бажова.

Эти иллюстрации из того ряда, когда художник не просто сопровождает действие некими иллюстративным рядом, не просто создает образы и настроение, а является таким же рассказчиком, как и писатель.

Вспомним завязку сюжета. Маленькая девочка Дарёнка, которой нет еще и шести ("по шестому году"), остается круглой сиротой: умерли отец и мать, её сестер, которые едва ли много старше героини, забрали к барину и вряд ли она еще с ними увидится, и даже родной дом, где девочка родилась и выросла, больше не её. "Приказчик избу Григорьеву отдал какому-то горюну и велел за это сиротку кормить, пока не подрастёт. А у того своя семья больше десятка. Сами не досыта едят". Какое может быть житье у чужой девочки, когда свои-то родные десять голодают... И забирает девочку одинокий старик Кокованя: "Кокованя с утра на работу уходил. Дарёнка в избе прибирала, похлёбку да кашу варила..." Это в шесть-то лет, на дровяной печи, да с водой в колодце.

Чарльз Диккенс из этого написал бы целый роман, а у Бажова же вся история рассказывается буквально в нескольких диалогах, не прямо, не в лоб. И художник прекрасно вживается в авторский текст.
Вот один из ключевых эпизодов, когда Кокованя пришел забирать Даренку из приемной семьи, где "хозяйка и взъедается на сиротку, попрекает её куском-то".

Родная изба Даренки, русская печь по центру, раскрашенная узором, сделанным, скорее всего родными родителями девочки. "Знавал я Григорья да и жену его тоже. Оба весёлые да ловкие были". Множество народа: бабки, молодухи с лицом старух, дети, один другого меньше, и даже не разберешь - девочка или мальчик. И Даренка, сидит в стронке, совсем одна, только странная кошка рядом.






А кошка - еще одна загадка. В детстве воспринималась как обычная приблудившаяся из неоткуда кошка. Мне ее даже жалко в конце книги было: замерзнет еще в лесу-то,  она же не волшебная, прямо жертва какая-то. А ведь скорее всего у Бажова кошка непростая, это некий природный дух, который появляется "вдруг", помогает девочке, защищает, оставляет в надежных руах и исчезает, вместе с еще одним сказочным духом - Серебряным копытцем. Вспомним у Бажова и ящерку, и полоза, и змейку, и земляную кошку.


Вот, как кошка независимо вышагивает. Типа - вместе, но и отдельно... Сама по себе...



Обратите внимание на задор самой Дарены и на осуждающие лица односельчан... И кошка...


Ну, и язык Бажова. Это полное ощущение стихов в прозе:
"Так и стали жить вместе дед Кокованя, сиротка Дарёнка да кошка Мурёнка. Жили-поживали, добра много не наживали, а на житьё не плакались, и у всякого дело было.
Кокованя с утра на работу уходил. Дарёнка в избе прибирала, похлёбку да кашу варила, а кошка Мурёнка на охоту ходила — мышей ловила. К вечеру соберутся, и весело им.
Старик был мастер сказки сказывать. Дарёнка любила те сказки слушать, а кошка Мурёнка лежит да мурлычет:
— Пр-равильно говорит. Пр-равильно..."


Пожалуй, у Марины Успенской козлик получился самый трогательный, ранимый, настоящий и в то же время, сказочный...



Вообще к Бажову у нас часто немного странное отношение. Во-первых, этот автор совсем не воспринимается как советский писатель, хотя жил он сравнительно недавно: умер писатель в 50-м году, а сборник "Малахитовая шкатулка" впервые вышел в 1939 году . А в сознании многих он кажется современником сказочника Афанасьева.
Во-вторых, это дивное слово "сказка", хотя правильнее "сказы". Почему-то кажется, что раз сказка, значит читать надо в очень раннем возрасте, а это не так. По-настоящему распробовать Бажова можно только позже, где-то к средней школе.

Но, пожалуй, "Серебряное копытце" - это исключение. Не зря именно эта сказка часто выходит отдельной книгой, не в сборнике, это то, с чего надо начинать знакомство с писателем. Короткая (по сравнению с остальными), детская по сюжету, простая и вместе с тем певучая, лиричная и очень светлая - сказка об ожидании чуда...

Книга выходит в серии "Любимые мамины книжки", 24 страницы, твердый переплет, меловка. Печатаем в Латвии. На переплете - серебро и небольшой блинт.
Ну, не могли мы ее сделать в другом виде: иллюстрации заслужили именно такую книгу...

Tags: repost, МаринаУспенская, книги, прекрасное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments